«Визитные карточки КТРВ». Интервью Бориса Обносова еженедельнику «ВПК».

28 Января, 2021

Визитные карточки КТРВ 

В Вооруженные Силы РФ поступили первые серийные образцы новых электрических торпед 

Фаличев Олег 

Последствия ковидного 2020 года еще долго будут сказываться на экономике страны, выпуске продукции предприятий оборонно-промышленного комплекса. К сожалению, далеко не все из них успешно прошли через это испытание. Как ответила на вызов корпорация «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ)? Как санкции и проблемы, связанные с пандемией, отразились на опытно-конструкторских и научно-исследовательских работах? На эти и другие вопросы «ВПК» ответил генеральный директор КТРВ Борис Обносов. 

– Борис Викторович, тяжелейший 2020 год канул в Лету, но ударил по финансовому благополучию многих предприятий ОПК. Каким он оказался для корпорации, удалось ли вам выполнить задания гособоронзаказа и экспортные контракты? 
– Несмотря на все обстоятельства, связанные с СOVID-19, главным для нас было и остается, безусловно, выполнение ГОЗ. С течением времени эта задача приобретает все большую актуальность, что остро ощущаем как мы, так и заказчик в лице Минобороны России. Современные ВВТ, которые выпускает корпорация, полагаю, способствуют повышению обороноспособности страны. 
Предыдущий год был тяжелый, но форс-мажора мы не допустили. Локдаун не объявлялся, продолжали работать. И хотя некоторые смежники, мягко говоря, притормозили с выполнением обязательств, ГОЗ выполнен. Более того, по сравнению с 2019 годом совокупный объем выручки удалось увеличить. Если в 2019-м она составила 229,5 миллиарда рублей, то в 2020-м – около 238 миллиардов. Чистая прибыль – 22,8 миллиарда. 
Общая численность работников немного уменьшилась – до 53,56 тысячи, 98,1 процента к показателю 2019 года. Однако средняя заработная плата выросла на 4,9 процента и по корпорации составляет более 60 тысяч. Одновременно поднялась и производительность труда. На одного работника она составляет сегодня 4,4 миллиона рублей в год (в 2019-м – 4,2 млн). Причем у предприятий, выпускающих финальную продукцию, она несколько больше, у смежников – поменьше, что естественно. 
Как видите, показатели не такие уж плохие. Но повторю, год был тяжелым. К тому же нам пришлось параллельно решать вопросы корпоративного строительства. В частности, в состав КТРВ в предыдущем году включено АО «Концерн «Гранит-Электрон» (Санкт-Петербург). Оно для нас очень важно, как и его предприятия, в частности АО «Саратовский радиоприборный завод», АО «Петровский электромеханический завод «Молот». Но они находятся в очень непростом финансово-экономическом положении. На «Молоте» средняя зарплата – около 14 тысяч. На Саратовском радиоприборном заводе повыше – около 34 тысяч. Но и долгов у него больше – полтора миллиарда. Благодаря корпоративной политике мы оказали ему помощь в размере этой суммы. 
Тем не менее проблемы там пока остаются, причем достаточно серьезные. Сложным является вопрос руководства. Сегодня в концерн «Гранит-Электрон» пришел новый генеральный директор Игорь Пономарев, который раньше возглавлял Северную верфь. Тематику производства он знает хорошо. Надеемся, что совместными усилиями нам удастся вытянуть эти предприятия из долговой ямы. 

– Вам все время приходится кого-то вытягивать. Вспомним «Дагдизель»… 
– Без этого пока не обходится. Причем бороться приходится не только за экономическую эффективность работы трудовых коллективов, но и, как говорится, с мировоззрением некоторых руководителей, которые пару лет назад склонялись к банкротству того же АО «Завод «Дагдизель». Это градо- и регионообразующее предприятие, которое является очень важным для Республики Дагестан, страны в целом. И как показывает время, наша политика в отношении такого рода «отстающих» себя вполне оправдывает. 

– В рейтинге авторитетного международного издания Defense News Top-100 крупнейших мировых производителей военной продукции за 2020 год у вашей корпорации 35-е место. С этим как-то связано выполнение экспортных контрактов? 
– Конечно, но по поставкам за рубеж остаются вопросы, которые требуют постоянного внимания. Например, есть проблема с оплатой за уже поставленную продукцию. Санкции просто так не проходят. Увы, этим пользуются порой некоторые заказчики и банкиры, задерживая транши с оплатой. 
Тем не менее объем нашего экспорта составил в 2020 году около 900 миллионов долларов (в 2019-м – около 700 млн), поставлена продукция в 12 стран. А портфель заказов – свыше двух миллиардов долларов. 

– Хорошие цифры, но не получается ли так, что мы, чтобы заработать, поставляем продукцию на экспорт в ущерб своей армии? Скажем, те же планирующие боеприпасы, как считает один из авторов «ВПК», наши ВКС получают якобы по остаточному принципу? 
– У нас очень серьезные подвижки в минувшем году по производству как раз корректируемых авиационных бомб серии КАБ. Как по их качеству, так и по количеству. Завершены испытания нового поколения планирующих боеприпасов калибров 250, 500 и 1500 килограммов, заключены долгосрочные контракты на их поставку в строевые части Вооруженных сил Российской Федерации. АО «ГНПП «Регион» приступило к серийному производству этих авиационных средств поражения. Так что мы, в первую очередь нацелены на решение задач нашего главного заказчика – Министерства обороны России. 
Что касается литеры «Э» на ряде изделий, то это совсем не говорит, что у нас все изготавливается на экспорт. В открытой печати, наверное, правильно обсуждать только то вооружение, которое имеет согласованный экспортный облик. 

– Какие научно-технические проблемы пришлось решать корпорации в 2020 году и как на этом отразилась пандемия? 
– В 2020-м, как и во все предыдущие годы, в КТРВ решался широкий спектр научно-технических проблем создания и отработки перспективных образцов высокоточного оружия. Но надо понимать, что создание новой техники – процесс непрерывный и связан с достаточно большим промежутком времени. Изготовление только серийного изделия может занимать больше года. Я был бы на седьмом небе от счастья, если бы мы с ОКР укладывались в один-два года. 
Проблемы, которые стоят перед нами, наисерьезнейшие, зачастую на грани открытий и находятся на самом переднем крае научно-технического прогресса. У нас только по авиационной тематике под два десятка сложных тем. Плюс морская тематика, космическая. А в последние годы гиперзвук – самая наукоемкая и насыщенная тема, которую мы всячески стараемся развивать. Минувшим летом, например, на базе парка «Патриот» провели совещание по этой тематике совместно с Российской академией наук. 
Работа ведется по нескольким направлениям – от полунатурного математического моделирования до «железа». Основные из них – создание и внедрение специализированных национальных компьютерных программ аэротермодинамики, аэрофизики, моделирование рабочих процессов в двигательных установках высокоскоростных летательных аппаратов, исследования по внедрению элементов искусственного интеллекта в бортовые системы управления. А также топливо, материалы… 
Каждая из тем архиважная для обороны страны и боевого потенциала наших Вооруженных сил. Взять тот же гиперзвуковой блок «Авангард», с которым, как известно, заступил на боевое дежурство первый полк РВСН под Оренбургом. На слуху и противокорабельная гиперзвуковая ракета «Циркон». Остановиться в развитии таких систем хоть на секунду, как сказал президент страны Владимир Путин, – значит отстать. 
В 2020 году мы завершили госиспытания также первой российской электрической торпеды. В СССР они выпускались, но с менее высокими ТТХ. Сегодня первые серийные образцы новых электрических торпед уже поступили на вооружение ВМФ РФ. Они значительно превосходят западные образцы по бесшумности хода, дальности действия, глубине погружения и дальности обнаружения цели системой самонаведения. 
Приняли несколько новых изделий, которые вы видели на выставках «МАКС» и «АРМИЯ-2020». Например, высокоскоростная противорадиолокационная ракета Х-31ПД с дальностью применения до 250 километров, предназначенная для нейтрализации систем ПВО. Она очень востребована, поскольку прежде чем применять те же корректируемые авиабомбы, надо подавить систему ПВО противника. И в основном КАБ используются только после этого. Здесь уже важна не столько радиолокационная заметность данного изделия, сколько эффективность боевой части боеприпаса, его тротиловый эквивалент. Поэтому КАБ используют для поражения хорошо укрепленных и оборудованных в инженерном отношении позиций противника. 
Среди новых изделий корпорации, отвечающих самым высоким требованиям заказчиков, можно выделить также противокорабельные ракеты Х-35УЭ и «Яхонт», противорадиолокационную ракету Х-31ПД, семейство управляемых ракет малой дальности Х-38МЭ, авиационную управляемую ракету и авиационный управляемый планирующий боеприпас «Гром-Э1» и «Гром-Э2» соответственно. 

– А как решается вопрос с дальностью применения тех же КАБ? 
– Ошибочно считать, что все КАБ применяют с малого расстояния, подставляя тем самым носитель под удар средств ПВО. Так было в 80-х годах. У этих авиабомб было ограниченное время работы бортового турбогенераторного источника электропитания, что вызывало ограничения по максимальной высоте сброса, а следовательно, и дальности применения. Сегодня третье поколение этих авиабомб имеет увеличенную дальность и запускается вне зоны действия средств ПВО. В этом и была необходимость их разработки, поскольку раньше, к сожалению, достигнуть этого было просто невозможно. Сегодня корректируемые авиационные бомбы, особенно с лазерной головкой наведения, относятся уже к высокоточному оружию. 
Так что мы, думаю, обоснованно гордимся всеми нашими разработками за последние десятилетия, что подтверждено востребованностью нашей продукции на мировом рынке оружия. Высокотехнологичный Запад, например, до сих пор не может представить конкурентоспособные образцы ВВТ с применением комбинированных прямоточных воздушно-реактивных двигателей. 
Что касается якобы отсутствия у КАБ возможности наведения по спутникам, то первая отечественная корректируемая авиабомба со спутниковым наведением КАБ-500С-Э создана в АО «ГНПП «Регион» еще в начале 2000-х годов и находится в серийном производстве. В ней реализован принцип «сбросил-забыл». КАБ-500С-Э обеспечивает поражение стационарных целей круглосуточно в любых метеоусловиях. 
Если же говорить о научно-технических проблемах, то к их числу относятся организация и проведение наземных экспериментов по проверке проникновения изделий К08БЭ и УПАБ-1500Б-Э в прочные железобетонные укрытия. В результате выполненных работ на практике доказана их способность гарантированно пробивать такие укрытия толщиной в несколько метров. 

– Из-за высокой стоимости российские военные якобы не намерены закупать АСП семейства КАБ-500. А «Регион» множит такие бомбы внутри их семейства, чтобы загрузить трудовые коллективы работой. Насколько это соответствует действительности? 
– Не соответствует. С момента завершения госиспытаний данные изделия находятся в серийном производстве и ежегодно закупаются Министерством обороны Российской Федерации в необходимом количестве. Никакой дискуссии на этот счет не было и нет. АО «ГНПП «Регион» не испытывало и не испытывает трудности с их реализацией. 
Более того, в реальности АО «ГНПП «Регион» не только не множит, но и сокращает номенклатуру корректируемых авиабомб. В настоящее время разработаны и производятся лишь три калибра КАБ (УПАБ), имеющие унифицированные составные части (например, систему управления, ГСН, рулевые приводы, батареи, взрывательные устройства) и повышенную дальность полета. Дальность сброса К08БЭ – до 40 километров, а УПАБ-1500Б-Э – до 50 километров. Предыдущее же поколение КАБ идет на экспорт для самолетов, поставленных в начале 2000-х годов. 

– Некоторые эксперты считают, что в США проблема развития корректируемых авиабомб решается более компактно – в пределах одной-двух тем? 
– Американская 250-фунтовая авиабомба GBU-39, которую называют в таких случаях в качестве примера, имеет три разные модификации. То же самое относится к 500-, 1000- и 2000-фунтовым бомбам, каждая из которых имеет три – пять разновидностей. В целом в США насчитывается более 25 различных типов управляемых авиабомб, относящихся к разным семействам (JDAM, SDB, Paveway). 
У нас тематика по ним существенно уже, чем в западных странах. Пока развитие идет в трех категориях – 250, 500 и 1500 килограммов. Хотя по ряду из них мы, что называется, «семейственность» продолжаем, но с различными головками наведения. Но в этом преемственность, которая позволяет значительно экономить средства. Так же поступают и наши «партнеры» на Западе. 

– Как идут испытания перспективной КАБ-250 для Су-57? В частности, КАБ-250ЛГ-Э с лазерной ГСН и осколочно-фугасной БЧ? 
– Испытания самолета Су-57 с авиабомбами, разработанными АО «ГНПП «Регион», проходят в соответствии с утвержденной программой, в том числе с вышеупомянутыми изделиями. Их успешность подтверждается фактом закупки Минобороны России серийной партии самолетов Су-57. На заключительной стадии испытаний находятся также новые УПАБ калибра 500 и 1500 килограммов с телевизионной головкой наведения. 

– Бездвигательные боеприпасы «воздух-поверхность», производимые КТРВ, уже несколько устарели и их, может, пора снять с производства? 
– Тут решаем не мы, а экономика. Если наши серийные авиабомбы имеют спрос у инозаказчиков, а как показывает практика, он стабилен, то называть их устаревшими и списывать со счетов вряд ли целесообразно. Эти образцы обеспечивают решение боевых задач в локальных конфликтах, а по критерию стоимость-эффективность имеют преимущество по отношению к другим управляемым авиационным средствам поражения. 
Авиабомбы нового поколения, как уже было отмечено, К08БЭ, УПАБ-1500Б-Э, КАБ-250ЛГ-Э реализуют планирующие траектории, что позволяет существенно увеличить дальность применения, дает возможность самолету-носителю осуществлять атаку цели без входа в зону огня объектовых средств ПВО. 

– И последний вопрос. Перспективная разработка КТРВ – управляемый комплекс ракетно-бомбового вооружения «Гром» не имеет ГСН, значит, может использоваться только по неподвижным наземным целям. В чем же тогда его достоинства? 
– Перспективность этого изделия определяется целым комплексом технических решений, которые обеспечивают возможность глубокой модернизации в течение всего жизненного цикла. 
«Гром-Э» создан на базе модульной многоцелевой управляемой ракеты Х-38МЭ, оснащаемой различными вариантами ГСН. Модульное построение этого боеприпаса предоставляет практически неограниченные возможности по созданию модификаций с различными типами боевого снаряжения и систем наведения. А высокие летно-технические характеристики позволяют реализовать практически круговую зону досягаемости, включая заднюю полусферу. Таким образом обеспечивается использование этого боеприпаса по всем типам целей независимо от их подвижности. 
Так что «Гром-Э», корректируемые авиационные бомбы, ракеты «воздух-воздух» РВВ-МД, -СД и -БД, противокорабельные ракеты Х-35УЭ и «Яхонт», противорадиолокационные ракеты Х-31ПД и Х-58УШКЭ – это, образно говоря, визитная карточка корпорации «Тактическое ракетное вооружение» на мировом рынке вооружений. 

– 26 января, в день выпуска газеты, у вас день рождения, что совпало совершенно неожиданно. При этом 24 января – день образования корпорации. Так что примите наши поздравления. Желаем вам вместе с вашим коллективом оставаться на передовой научно-технического прогресса, отвечать на вызовы времени, создавать уникальные образцы ВВТ, которые еще нескоро появятся в странах Североатлантического альянса. 
– Благодарю. 

     Беседовал Олег Фаличев 

© 2020 АО Корпорация Тактическое ракетное вооружение